Полезное действие и любовь

У меня есть друг, назовём его Серёжей. Он не может долго работать на одном месте. Вернее, он может, но его увольняют. 

Он не ворует, не обманывает, не дерзит. С ним что-то не так, и понять это невозможно, пока он не проработает в организации хотя бы полгода. 

Он успешно проходит собеседования, хотя иногда ему отказывают из-за избытка квалификации: — «У вас такой опыт», — говорят эйчары, — «Нам нужны менее квалифицированные сотрудники».

И каждые полгода-год он ищет новую работу. 

На новом месте он начинает работать как сумасшедший, носится как угорелый, и всем своим видом показывает, что счастлив работать в этой прекрасной компании.

Работодатель счастлив, что приобрёл такого мотивированного сотрудника, и хвалит эйчара. Коллеги начинают приглядываться, не пересекаются ли намерения этого удалого молодца с их карьерными траекториями.

Когда заканчивается испытательный срок и Сергея оформляют в штат, его глаза тускнеют, пыл угасает и он входит в режим «дрейфа»: делает ровно столько, чтобы к нему не было претензий. Коллег считает идиотами, но в отношениях поддерживает видимость добродушия. 

В любой момент времени он может доложить, как идут дела. «Всё нормально» — говорит он, — «Сделали вот, вот, и вот». «Когда будет результат?» — спрашивает начальник. «Да вот же, смотрите» — отвечает он, и начинает объяснять. Из объяснения выходит, что дела идут и остаётся только ждать. 

Два-три месяца начальник ждёт. Сказывается активность Серёги во время испытательного срока. Потом появляются какие-то результаты, всё же Серёга не бездействует. Результаты продлевают его дни в организации, но не надолго. Результаты так себе. Потом с Сергеем прощаются.

Если бы Сергей понимал принцип «полезного действия», он мог бы работать в организации дольше. 

В чём польза Сергея для организации? В том, что он приносит результат. Скажем, его наняли заниматься тендерами по госзакупкам. 

Как понимает задачу Сергей: Надо участвовать в тендерах по госзакупкам.

Как понимает задачу начальник Сергея: Надо находить тендеры, в которых есть шанс выиграть, и выигрывать. Потом поставлять продукцию и договариваться о дальнейших тендерах. Если мы не видим выигрышных тендеров, надо договариваться — с конкурентами, с организаторами торгов, искать варианты. Варианты всегда есть.

Сергей исправно участвует в тендерах. Часть его заявок отклоняют площадки, потому что он не понимает юридических тонкостей. Часть заявок отклоняют организаторы, потому что не все документы правильно оформлены. Заявки, которые в конце-концов попадают на торги, проигрывают, потому что конкуренты предлагают более низкие цены.

Сергею кажется, что дела идут неплохо. Заявки подаются, отклоняются, тендеры играются. Движуха.

Результат? Да вот же: заявки подаются, отклоняются, проигрывают. Мы же не можем предложить более низких цен. А там конкуренты, наверное, с организаторами договорились. А там, оказывается, поправку в закон внесли, а я не знал, поэтому заявку отклонили. Идут дела, идут. Надо ждать.

Сказать, что надо изучать законодательство под лупой, договариваться с конкурентами или организаторами у начальника язык не поворачивается — это ж очевидные вещи. И если Сергей их не делает, что-то с ним не так. Начальник начинает к нему присматриваться.

Вскоре Сергей снова обновляет своё резюме на хэдхантере.

Что думает Сергей: экая скотина этот начальник. Сам ничего не делает, а меня заставляет. А я на все конкурсы, какие мог, подавал заявки. Ну и что, что не успевал, я ж пытался. И законы читал. Откуда мне знать про поправки, я юрист что ли. А договариваться с конкурентами… Хм… А ведь это мысль! Можно брать с них откат за то, чтобы сливать победу, например.

Как думать правильно: меня уволили за отсутствие результатов. Что помешало достижению результатов? Плохо знаю законодательство, лень вести сложные переговоры, не обращаю внимания на нюансы в документах. Как это исправить?

Благодаря таким размышлениям Сергея может заняться саморазвитием — пройти курсы для организаторов торгов (не для участников, а чтобы понимать ситуацию со стороны того, кто определяет победителя). Почитать книжки по переговорам. Того же Кемпа, например. Начать медитировать, чтобы повысить фокусировку.

Хотя про медитацию я загнул. Медитировать не обязательно. Обязательно понимать пользу, которую ты приносишь окружающим.

Полезное действие — это то, чем человек улучшает жизнь своих близких.

Полезное действие зависит от роли, которую выполняет человек:

Полезное действие сотрудника — достичь цели, ради которой его наняли.

Полезное действие начальника — подбирать сотрудников, которые способны достигать целей.

Полезное действие есть у не только у профессий. У брата, отца, друга, жены, сестры, матери, тоже есть полезное действие. Свою роль можно играть лучше, если понимаешь полезное действие этой роли.

Чтобы разобраться в полезном действии, Сергею следовало бы поговорить с начальником. Идеально, если бы он уточнил у шефа: 

  • что от него ждут, 
  • как будут оценивать результат его работы,
  • сколько тендеров в месяц нужно выигрывать, чтобы бизнес был рентабельным,
  • какой ресурс есть, чтобы действовать неформально (ресурса может не быть, но поговорить об этом можно),
  • что шеф может посоветовать, чтобы выигрывать тендеры (впрочем, это деликатный вопрос и не всегда можно задавать ли его).

Благодаря этим вопросам Сергей разберётся в том, что от него ждут, и как он может быть максимально полезен. Теперь ему будет проще делать то, что от чего зависит его бизнес и благополучие.

Если выигрывать конкурсы всё равно не получается, нужно идти к начальнику и обсуждать ситуацию. Но скорее всего, даже идти не придётся. Обсуждение сложных вопросов будет частью бизнес-процесса.

Теперь о любви. 

Кажется, что в полезном действии любви нет. Но если Сергея уволят, ему не на что будет содержать своих близких. Если близких нет, то самого себя. А любить себя, когда у человека нет работы — сложно. Человек себя ругает, корит, и хочет поскорее найти следующую работу.

Понимание полезного действия помогает работать лучше. Долго. На одном месте. Да ещё и просить повышения зарплаты. Но об этом в следующий раз.